Доклад иерея Николая Баринова об опасности применения западной системы ценностей и ювенальных технологий в нашей стране на межведомственной конференции, по вопросу жестокого обращения с детьми, проводившейся правительством Рязанской области

E-mail Печать PDF

 

Государство, Общество и Церковь – взаимодействие в сохранении семейных ценностей: положительный опыт и новые опасности.

 

За последние годы во взаимодействии Государства, Общества и Церкви  в вопросе сохранения семейных ценностей были достигнуты определенные успехи. В том числе в Рязанской области существует ряд программ, направленных на укрепление семьи, которые активно поддерживает Церковь, в частности Рязанская Епархия. Действует центр поддержки семьи, который в том числе борется с абортами, существуют православные лагеря, где дети могут отдохнуть и т.д.

Но в настоящее время с запада нам пытаются насадить совершенно неприемлемые принципы работы и структуры, которые наоборот разрушают семью. В первую очередь необходимо назвать ювенальную юстицию западного образца и вообще всю ювенальную систему. Эта система неприемлема, начиная с самой терминологии: биологическая семья, приемная семья, гомосексуальная «семья». Термин биологическая семья неприемлем, т.е. как будто некие животные или «биологические объекты» произвели некий бездушный «биологический плод», который нужно напичкать продуктами, чтобы он вырос большим «биологическим объектом» и неважно в какой из этих семей. Этот термин должен быть заменен термином родная семья, приоритет которой должен быть неизмеримо выше, чем все остальные и именно родной семье должна быть направлена основная помощь, в т.ч. материальная. Приемные семьи тоже необходимы, если есть дети, которых бросили родители и им необходимо усыновление. Понятия гомосексуальная «семья» быть вообще не должно. Мы не можем признать семьей сожительство извращенцев и следует ограждать от них детей и учебные заведения.

Следует признать совершенно неприемлемыми принципы и учебные пособия по подготовке социальных работников, где жестоким обращением с детьми считается плохое питание, несвоевременные медосмотры, плохое состояние зубов и т.д., за которое, как пишется, например, в пособии:  Цымбал Е.И. Жестокое обращение с детьми, ребенка  даже можно отбирать у родителей. Нужно признать отобрание ребенка по этим принципам – проявлением фашизма.

Под жестоким обращением с детьми следует понимать прямую угрозу жизни ребенка, а так же угрозу здоровью в виде увечий и это может быть основанием для разбирательства в суде или для применения других законных мер.

Так же жестоким обращением с детьми можно считать немотивированную жестокость, т.е. когда  в основном все вопросы в семье решаются криками, наказаниями (в т.ч. шлепками, ремнем и т.д.) без любви, терпения, увещеваний, объяснения: что хорошо, что плохо. Но это не может быть основанием применения каких-нибудь судебных или иных принудительных мер, а только увещевательно – разъяснительных.

Жестоким обращением с детьми должно считаться отобрание детей у родителей органами опеки и другими органами без особо веских причин. Это наносит страшную травму психике детей и родителей, которая может оставаться на всю жизнь. Это даже иногда приводит к их смерти и самоубийствам. В этом случае органы, отбирающие детей должны рассматриваться как убийцы. Поэтому должна быть введена ответственность, вплоть до уголовной за неправомерное отобрание детей.

Кстати, приведу пример.  Действительно неблагополучная семья. Отец пьет и дерется. Изымают 13-тилетнего ребенка в детский дом. В течении двух недель в принудительном порядке его сверстники там заставляют его курить. В результате он из «хорошего» детского дома бежит к «плохим» родителям. С «плохими» родителями он не курил, а в «хорошем» детском доме он стал курящим. «Плохие» родители для него оказались дороже чем это «хорошее» заведение. Если учесть, что  по статистике примерно 70% выпускников детских домов сразу поступают в преступный мир, то  изымание детей из семьи без особо веских оснований и помещение их в детский дом – это все равно что «из огня да в полымя».

Оставление ребенка без присмотра, даже повлекшее за собой травматизм ребенка, не может быть признано жестоким обращением, но недосмотром. Например, мать-одиночка выбегает в магазин за продуктами и в это время с ребенком происходит несчастный случай. Для матери это такой удар, что разве нужны еще какие-нибудь наказания? Поэтому это требует так же только увещевательно-разъяснительных мер и не более. В противном случае можно будет обвинить и Матерь Божию, что она оставила младенца Иисуса без присмотра, когда они возвращались с праздника из Иерусалима. До такого безумия вряд ли кто-нибудь дерзнет опуститься. Когда дети идут отдельно и играют вместе – это нормально.  И мы, помню, в детстве целыми днями бегали по улице в синяках и ссадинах и никому и в голову не приходило считать синяки и обвинять в чем-то родителей.

Не могут считаться жестоким обращением с детьми наказания, в том числе телесные, если они не приводят к увечьям (т. е. ремень, шлепки и т.д., если и остаются синяки) и если ребенок никакими другими методами не приводится к послушанию и не желает ничего слушать. В этом случае родители обязаны пресечь его склонность ко злу или дурным поступкам принудительными мерами, наказаниями, в том числе и телесными. Глупость привязалась к сердцу юноши, но исправительная розга удалит ее от него (Притч. 22, 15). Иначе мы можем услышать и себе приговор Божий, произнесенный  ветхозаветному первосвященнику Илию, который был праведен, но не обуздывал своих распоясавшихся детей:  вина дома Илиева (и вина таких родителей) не загладится… вовек (1 Цар. 3, 11-14).

Не может считаться жестоким обращением с детьми грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с ребенком, его оскорбление, если ребенок не желает слушаться родителей.

Вообще, право на воспитание детей подразумевает и право родителей  самим решать, какие воспитательные меры и наказания применять к своим детям. Вообще удержание ребенка от злых поступков, в т.ч. принудительное, в виде наказаний, это все равно, что удержание силой слепого от падения в пропасть, который никого не хочет слушать и идет эту в пропасть.

«Телефон доверия» может стать очень опасной «ювенальной технологией», когда детям позволено будет доносить на родителей с последующим изъятием их из семей и «правом» подавать в суд на своих родителей.  Детям по этому телефону могут попытаться объяснять их «права», которые они могут предъявлять родителям. Т.е. этот «телефон доверия» может стать инструментом воспитания проклятых хамовпавликов морозовых, которым за нарушение заповеди о почитании родителей не будет ни блага, ни долголетия на земле. (Проклят злословящий отца своего или матерь свою! (Втор. 27, 16). Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо (благо – слав.) и] чтобы продлились дни твои на земле (Исх. 20, 12))

Совершенно недопустимо международное понимание «прав» детей. Действительные права детей, которые нарушаются – это право на жизнь (которое нарушается, когда детей массово убивают абортами, в т.ч. в С-Пб в центре «Ювента»), а так же право детей иметь своих родителей, которое нарушается, когда детей без очень веских оснований отбирают у родителей. Но, к сожалению, эти права не прописаны в правовых документах. Права же на питание, одежду, материальный достаток нельзя называть правами, но нуждами ребенка, т.к. ребенок или еще кто угодно не должен иметь права предъявлять эти «права» родителям для исполнения их, особенно если родители живут бедно. Если же кто-то хочет помочь нуждам ребенка, то может это сделать материально. А отбирать ребенка за бедность – это самое настоящее проявление фашизма.  Никакая колбаса не заменит родную мать. Совершенно нельзя признать «прав» детей делать все что угодно, в том числе зло (т.е. грех) и не слушаться родителей. В этом случае родители не только могут, но и обязаны применить все воспитательные меры, начиная от увещевательных, заканчивая наказаниями, в т.ч., в крайнем случае, и телесными.

Необходимо еще раз разъяснить, что мы не сторонники телесных наказаний, наоборот, необходимо любовью, добрым примером, разъяснением воспитывать детей, но в процессе воспитания могут возникнуть случаи, когда без наказаний не обойтись, а в крайних случаях и без телесных.

Основными причинами умножения жестокости в семье и обществе следует признать пропаганду средствами массовой информации насилия, разврата, пьянства, принципов общества потребления, где кумиром, т.е. идолом становятся деньги, поэтому люди становятся жестокими и продажными. Церковь, конечно, противостоит этому.

Не может считаться эксплуатацией детей (за что на западе изымают детей) приучение их к трудолюбию, в том числе в принудительном порядке. (Т.е  заставлять их убираться в комнате, убирать кровать, помогать родителям на огороде, выносить мусор и т.д.) Наоборот нужно признать это очень полезным для воспитания детей.

Недопустимо введение должности омбудсменов по правам детей в школах и других организациях, т.к. это учит детей вместо того, чтобы просить прощения после проступка и наказания за него и исправляться, наоборот, жаловаться омбудсменам и по телефонам доверия на своих родителей и учителей, т.е. усугублять зло и вырастать проклятыми хамами - павликами морозовыыми. Все спорные вопросы и защиту детей и родителей в школах могут прекрасно решать  родительские комитеты.

Недопустимо введение ювенальных судов, которые в закрытом порядке, тайно и быстро, без возможности апелляций,   узаконивали бы отобрание детей подобно тройкам ВЧК.

Я вчера вернулся со Всемирного Русского Народного Собора, на котором был святейший патриарх Кирилл, супруга президента Светлана Медведева, Юрий Лужков, министры культуры и образования и другие высокие гости. Очень отрадно, что то, о чем я говорю в докладе созвучно с тем, о чем говорилось на Соборе.

Святейший патриарх Кирилл: «Черезмерное вмешательство чиновников и судей во внутреннюю жизнь семьи может представлять реальную угрозу порядку жизни, заложенному Творцом в нашу природу».

Удивило и порадовало прозрение депутата Елены Мизулиной. Вот ее высказывания дословно: «Ювенальная юстиция – это целая система, основанная на недоверии к семье, недоверии к родителям. Ювенальная юстиция – это идеология антисемьи. Нельзя быть чуть-чуть «за» или чуть-чуть «против» ювенальной юстиции в нынешней России. Можно и нужно быть только против… Мы предложим вариант, который связан с совокупностью поправок в семейное законодательство, которые бы лишили правовой основы нынешние органы опеки и попечительства, другие действующие с ними органы произвольного вмешательства в семью».

Так же на Соборе прозвучали опасения, что нынешняя компания по противодействию жестокому обращению с детьми – это замаскированное продвижение  ювенальной юстиции. Говорилось, что ни в одной стране мира (кроме Ростовской области?!) ювенальная юстиция не привела к уменьшению детской преступности, наоборот, по статистике в спокойных скандинавских странах детская  преступность  за последние годы выросла в 20 раз. Говорилось и о том, что случаев насилия в детских домах гораздо больше, чем в семьях.

Если зайти в интернет и почитать, что пишут за рубежом о нашей стране, то вы практически не найдете  ни одной статьи, где говорилось бы что-нибудь доброе. Одна злоба и ненависть. Поэтому не будем настолько наивными. Разнообразные фонды, обладающие большими деньгами, которые продвигают нам все эти свои проекты, преследуют свои цели, конечно с целью ослабления нашей страны. Сильная Россия не нужна никому, кроме нас самих. Поэтому отвергнем всю эту западную грязь.

Международные соглашения, подписанные Россией носят рамочный характер, и что вводить, а что не вводить, решает каждая страна самостоятельно. Поэтому нам необходимо отказаться от этих пунктов «Европейской социальной хартии» и от разрушительных «ювенальных технологий».

Исходя из вышесказанного необходимо изменить принципы работы органов  опеки и других на соответствующие нашим Российским ценностям с целью укрепления семьи.

иерей Николай Баринов 27.05.10 г.

 

Поиск