Выступление председателя антифашистского комитета Финляндии Йохана Бекмана на Рождественских чтениях в Москве 25.01.11 г.

E-mail Печать PDF

В Финляндии существует много проблем в сфере защиты прав детей, как доказывают уже известные и громкие дела Риммы Салонен, Инги Рантала, Валентины Путконен, Анастасии Пююкёнен (Pyykönen) и т.д.

В данных ситуациях имеют место не только многочисленные страдания детей и матерей, но самое страшное – незаконное изъятие маленького ребёнка от матери, и, может быть, ещё хуже – обвинения, предъявленные матери в том, что она якобы недостойна, не имеет права ухаживать за своим ребёнком.

Посмотрите на дело Анастасии Пююкёнен, об этом случаи есть много информации в Интернете. У нее финские власти забрали 8-месячную русскую девочку, и не вернули, потому что она якобы планировала съездить с ней в Россию. Как известно, здесь речь не идёт о разводах, о конфликтах между бывшими супругами, а именно о проблемах во взаимоотношениях между властями и людьми.

Недавно я общался с одной социальной работницей, относительно молодой, бездетной, которая сказала мне, что семья – это ненужный институт в обществе. Её комментарии хорошо выражают общую атмосферу в нашем обществе: ненужные для общества дети, семьи и старики – нужно только мясо для прибыли, рабы для экономического роста, здоровые взрослые люди для потребления товаров и услуг.

 

Идет переход от тотального атеизма к сатанизму – злу, где самые ненормальные элементы становятся «нормальными», например в лютеранской церкви Финляндии тема номер один: благословение так называемых однополых браков (браков гомосексуалистов).

Также в ювенальной юстиции нормой является ненависть к семье, ненависть к родителям, ненависть к детям. Нет никакого уважения к человеку, к семье, к детям, невилируется радость быть человеком. Главное – уничтожить в человеческой жизни единственное, что у нас есть – любовь друг другу. Бог – это любовь, поэтому дьявол противится любви, и поэтому создана западная система «ювенальной юстиции».

 

Технологии ювенальной юстиции Финляндии – как Дамоклов меч нависли над каждой семьёй, в любой момент детей могут забрать. Обычно это начинается преследованием, затем потихонечку забирают всех детей, и уничтожают семью. Без решения суда можно забрать детей в «срочном порядке», посадить в детский дом, который, как правило, является коммерческой фирмой, акционерным обществом. Поэтому, содержать детей в этих частных тюрьмах выгодно, и акционеры их никогда не отпустят обратно домой. Они получают сотни евро в день за одного ребенка – точные цифры никто не знает.


Социальные работники, чьи профессиональные качества и образование обычно низкие, имеют права без решения суда забрать ребенка надолго, для этого достаточно мнение одного человека и подпись руководителя – все данные совершенно секретные. Финские социологи даже признают, что всего лишь национальность ребенка может быть основанием для таких решений.

Все истории, которые я знаю, просто ужасающие. Единственный выход из этой ситуации, если выход в принципе есть, это абсолютное унижение, покорность перед соцработниками, отчего они получают удовольствие.

Соцработники постоянно провоцируют своих клиентов, ведь легко провоцировать женщину, у которой украли всех детей, без решения суда, без расследования, на основе того, что она готовилась съездить в гости в Россию – даже зачастую и не готовилась, а из-за того что она русская, и сможет в любой момент в принципе съездить в гости. Ведь Россия-же ещё существет. Это является причиной уничтожить жизнь маленьких детей, разрушить семью.

Идет хитрая система фальсификации и фабрикации дел в ювенальной юстиции, есть традиция преувеличении, есть практика потихонечку изменить факты в худшею сторону. Родители должны постоянно доказывать, что они невиновные, иначе их можно признать виновными во всём. И никогда никто ни за что не отвечает, абсолютно всегда всё совершенно секретно.

Нам говорили только те женщины, Салонен, Рантала, Путконен, у которых ещё есть силы. Те русские женщины, которые уже попали в сумасшедший дом, которые за решёткой и без решения суда, конечно, не могут сказать правду о том, что материнская любовь, и любовь вообще, в западном обществе является уже антигосударственным деянием, из-за которого любого человека могут приговорить в Гулаг, не с конфискацией имущества, а с уничтожением всего достойного, что есть в человеческой жизни.

В Финляндии сейчас около 16,000 детей живут в условиях без материнской любви, вне семьи, в условиях Гулага, в частных детских домах или в приёмных семьях, которые получают большие деньги за то, что выбрали этот вид бизнеса. В Финляндии каждую неделю публикуются сводки, что полиция разыскивает детей, сбежавших из тюрмы и ищущих своих родителей, но полицейские их забирают обратно в частные тюрьмы, где всеопределяющим для владельцев данного бизнеса являются деньги, и только деньги.

А биографии изъятых детей? Узники Освенцима, заключенные Гулага написали свои мемуары, которые сейчас являются общим достоянием всего человечества, но где жертвы «ювенальной юстиции»? Одна русская девушка, которая прожила всю свою молодость в финском концлагере, имея право раз в месяц встречаться с русской мамой и с братом, сказала мне, что она хочет об этом молчать, и не хочет, чтобы кто-либо знал о её прошлом. Конечно, она же учится, надеется выйти замуж, хочет создать свою семью и забыть обо всем.

Политическая власть молчит: когда российские журналисты спрашивали у финских соцработников или у их руководителей комментарии, они молчат.

Известные руководители системы ювенальной юстиции в Финляндии организовали в финском посольстве в Москве пресс-конференцию, где они заявили, что финская система ювенальной юстиции – самая хорошая в мире, у нас нет проблем! Но я видел их страшные холодные глаза, когда они все это рассказывали.

 

Поиск