Ггностицизм во время Иринея Лионского и в наши дни

E-mail Печать PDF

Казалось бы, гностицизм – это далекое явление, ушедшее вглубь веков, но оно вновь дает свои ядовитые всходы и в наше время. Даже некоторые православные заражаются фантастическими идеями гностиков, пытаясь объединить их, как и давние времена, с христианством. Поэтому появилась необходимость рассмотреть вопрос о гностицизме, начиная с самого начала его появления.

Гностики

Гностики (от греч. γνώσις, «знание, познание, познавание») –  представители религизных течений, пытавшихся сочетать Евангелие с восточными учениями, философией и мифологией. Гностицизм некоторые называли «тёмным двойником христианства», развивавшемся параллельно ему.  Течения гностицизма часто отличались друг от друга. Подавляющее большинство гностиков признавали миссию Иисуса Христа, однако отдельные гностические секты, например, мандеи, считали Иисуса лжепророком. Специфичным для гностицизма является дуализм[1].

У гностиков были «малые и большие таинства», «крещение живой водой», «помазания неизреченной мазью», «причащения». Некоторые гностики праздновали Крещение Господне и Рождество Христово. При этом для многих гностиков было допустимо отправлять общепринятые культы, в том числе и императорский, а в случае гонений отрекаться от Христа. Среди гностических текстов следует указать «Евангелие Филиппа», «Евангелие Фомы», «Евангелие Марии». В 1945 была открыта целая библиотека гностических текстов близ Наг-Хаммади в Египте. Среди найденных текстов: «Евангелие истины», «Трактат о воскресении», два «Апокалипсиса Иакова», «Апокриф Иоанна», «Апокалипсис Адама»[2].

Гностицизм, захвативший с половины II в. широкие круги христианского общества и угрожавший христианству полным разложением, вызвал к жизни богатую полемическую литературу. Против него писали Иустин Мученик, Мелитон, Феофил Антиохийский, Егезипп, Родон, Филипп Гартинский, Модест, Ириней Лионский. Сочинения всех перечисленных писателей, за исключением св. Иринея, или всецело утрачены, или сохранились в незначительных отрывках. Таким образом, единственным представителем этого отдела имеющейся христианской литературы является св. Ириней Лионский[3].

Ириней Лионский

Святой Ириней, епископ Лионский, родился в Малой Азии, около 130 года по Рождестве Христовом. Из его наставников в христианской вере особенно известен Св. Поликарп, епископ Смирнский, ученик апостола Иоанна Богослова. Святой Ириней отличался редкой любознательностью и обогатил свой ум многими познаниями, которые впоследствии и принес в дар Церкви. С Востока Ириней был послан Св. Поликарпом в Галлию, вероятно для помощи Пофину, епископу Лионскому в проповеди веры. По смерти Пофина, скончавшегося мученически в 177 году, Ириней был поставлен на его место в епископа Лионского[4]. Годом смерти Иринея считается обыкновенно 202 или 203 г., так как предполагается, что он претерпел мученическую кончину в гонение Септимия Севера.

Как епископ Ириней известен в истории, своей миссионерской деятельностью: с большим успехом он проповедовал христианство в Лионе на туземном кельтском наречии. Отличился он и своим участием в споре о времени празднования Пасхи. Церкви азийские, руководясь древним преданием, которое они возводили к апостолам Иоанну и Филиппу, издавна праздновали Пасху 14-го Нисана вместе с иудеями. Запад, ссылаясь на авторитет предания, идущего от апостолов Петра и Павла, праздновал Пасху в первый воскресный день после 14-го Нисана. Долгое время это различие не подавало повода к разделению. В 190 г. вопрос был подвергнут соборному обсуждению. Большинство епископов даже на Востоке высказалось за римскую практику. Противодействие обнаружилось лишь в Малой Азии, где во главе недовольных стоял Поликрат, епископ Ефесский. На требование папы Виктора, человека властного, подчиниться практике Римской Церкви, Поликрат ответил отказом. Тогда Виктор был уже готов прервать общение с малоазийскими Церквами, но это намерение встретило осуждение среди многих епископов. К их числу принадлежал и Ириней. От лица гальских епископов он написал папе письмо, в котором, признавая римскую практику правильной, просил его не нарушать мира Церкви из-за обряда и указывал ему на христианский дух терпимости его предшественника Аникиты[5].

Но более всего прославился святой Ириней своей борьбой с гностицизмом, памятником которой служат его сочинения.

Сочинения святого Иринея

Из многочисленных сочинений св. Иринея в полном виде до нашего времени сохранилось только два.

«Доказательство апостольской проповеди». Это сочинение было открыто арх. Карапетом в 1904 г. в армянской рукописи, принадлежащей библиотеке церкви Богоматери в Эривани. Рукопись относится к XIII в., а содержащийся в ней армянский перевод названного сочинения св. Иринея к середине VII или началу VIII в. В его первых главах излагается правило веры, а в последующих оно доказывается ссылками на Священное Писание, преимущественно на Ветхий Завет

Но главнейшим произведением святого Иринея является труд, озаглавленный: «Обличение и опровержение лжеименного знания», или  «Против ересей». Сочинение не сохранилось в подлинном греческом тексте. В настоящее время они существуют в трех версиях: из больших цитат позднейших писателей — Ипполита, Евсевия и Епифания — можно составить почти всю первую книгу на греческом языке;  около двадцати фрагментов из разных мест сочинения "Против ересей" сохранилось в сирийском переводе; наконец, в полном виде сочинение сохранилось в древнем латинском переводе. Перевод этот настолько дословен, что через него просвечивает греческий подлинник.

Автор поставил своей задачей, во-первых, обличить гностиков, т. е. изложить перед широкой публикой их более или менее скрываемое учение, во-вторых, опровергнуть его. Сочинение составлялось постепенно в течение продолжительного времени. Третья книга была написана при папе Елевферии (175–189 гг.). В этот же период, по всей вероятности, были составлены и две последние книги этого обширного труда[6].

В первой книге дается описание различных гностических сект и их учений. Вторая книга посвящена опровержению этих лжеучений на основании доводов разума. В третьей книге обсуждается наиважнейший вопрос о церковном Предании и отличие в понимании этого вопроса между гностиками и христианами. Четвертая книга посвящена проблемам Священного Писания. В ней автор часто цитирует новозаветные тексты, пользуясь именно тем списком книг, которые впоследствии будут признаны каноническими. В пятой книге обсуждается воскресение: одностороннему взгляду гностиков, верящих лишь в воскресение души, противопоставляется христианская антропология, рассматривающая человека как единство физического и духовного элементов. На этом основании Ириней говорит о воскресении всего человека — как целокупности тела и души[7]. Эти пять книг дают наиболее полное представление о гностических сектах того времени и обстоятельно опровергают их лжеучения.

Учения гностиков

Совокупность религиозно философских систем, называемая гностицизмом, пыталась опираться на факты и учение христианства. Более того, гностики всегда старались подкрепить свое учение ссылками на самого Христа, от которого тайное знание якобы передавалось от человека к человеку. Согласно утверждениям гностиков, происхождение многих гностических теорий восходило к Марии Магдалине, которой Спаситель по своем Воскресении будто бы открыл много разных тайн. От нее это эзотерическое знание дошло до последующих поколений через ряд избранных духовных людей — элиты, достойной хранить недоступный простым смертным гнозис.

Гностических учений развелось великое множество, и все они неизменно характеризовались двумя существенными признаками. Во-первых, гностические теории основывались на дуалистическом мировоззрении. Но в отличие от манихейства, постулирующего два безусловно самостоятельных первоначала — доброго и злого, гностики утверждали существование двух божеств: верховного, трансцендентного, и низшего — демиурга, управляющего нашим миром. Этим низшим богом они считали ветхозаветного Ягве, из чего неизбежно вытекало либо прямое отрицание, либо пренебрежительное отношение к Ветхому Завету —  это вторая отличительная черта гностицизма. Наиболее показательными примерами могут служить учения Валентина, Василида и Маркиона[8].

Святой Ириней Лионский в первой книге «Против ересей» достаточно подробно раскрывает все основные течения гностицизма его времени. Начинает он с Валентиниан. «Они говорят, что в невидимых и неименуемых высотах сперва существовал какой-то совершенный Эон, которого называют Первоначалом (Προαρχη), Первоотцем (Προπατωρ) и Глубиною (Βαθος). Он – необъятный и невидимый, вечный и безначальный, существовал бесчисленные века времен в величайшей тишине и спокойствии. Ему соприсуща была Мысль (Εννοια), которую называют также Благодатью (Χαρις) и молчанием (Ειγη). Эта Глубина некогда вздумала произвести из себя начало всех вещей, и это произведение, которое она вздумала породить, как семя в утробу матери положило в сосуществовавшем ей Молчании.

Последнее приняв это семя и зачав родило Ум (Νους), который подобен и равен своему родителю и один только вмещает в себе величие Отца. Этот Ум они называют Единородным, также Отцом и Началом всего. Вместе с ним родилась Истина. Вот первая и родоначальная Пифагорейская четверица… Когда же Единородный почувствовал, для чего он произведен, то и сам произвел Слово (Λογος) и Жизнь (Ζωη), Отца всех, имеющих произойти после него, начало и образование всей Полноты (Πληρωμα). Из Слова и Жизни чрез сочетание (συζυγια) произошли Человек и Церковь. И это есть родоначальная осмерица (ογδοας)… Ибо каждое из них есть вместе мужчина и женщина таким образом: сперва Первоотец совокупился с своею Мыслию; а Единородный, т. е. Ум – с Истиною. Слово – с Жизнью и Человек – с Церковью. Эти эоны, произведенные во славу Отца, возжелали и сами от себя прославить Отца и произвели своим сопряжением новые произведения»[9]. Последний из эонов – Премудрость (Σοφια). Эти тридцать эонов и есть невидимая и духовная их Полнота (Πληρομα) (Плирома – прим.).

Далее святой Ириней пишет: «Утверждают также, что и в притче о работниках, посланных в виноградник, весьма явно указано на эти тридцать эонов: ибо одни из них посылаются в первый час, другие – в третий, иные – в шестой, другие – в девятый, а иные – в одиннадцатый (Мф. 20, 1–16), в сложности вышесказанные часы составляют собою число тридцать… И вот какие великие удивительные и неизреченные тайны они порождают, применяя и приспособляя к своему вымыслу все, что только где нибудь в Писаниях сказано в определенном числе»[10]. (Особенно много подобных произвольных толкований по числам и отдельным буквам Священного Писания, якобы подтверждающих его учение, было у гностика Марка.)

Далее святитель продолжает описание: «Премудрость, как говорят, пожелала постигнуть его величие. Но она не смогла этого, потому что взялась за дело невозможное…  Некоторые же из валентиниан так баснословят о страстном увлечении Премудрости и ее обращении, что она, предпринявши дело не по силам и для ней необъятное, родила сущность безобразную, женского пола, какую природу и сама имела»[11]. Так произошло вещество. «Помышление горней Премудрости, которое называют также Ахамоф, отделившись вместе со страстью от Плиромы, говорят, по необходимости сильно воскипело в местах тьмы и пустоты: ибо оно стало вне света и Плиромы, и, подобно выкидышу, не имело образа и вида, потому что ничего не получило. Но сжалился над ним горний Христос, и, простершись чрез Крест, собственною силою своею образовал образ только по сущности, но не относительно знания; и сделав это, отступил назад и взял с собою свою силу»[12].

Ахамоф «образовала Отца и царя всех существ… называют его и матере-отцом (Μητροπατωρ) и не имеющим отца (Απατωπ) и Демиургом (Δημιουργος), и Отцом… Демиург был сделан образом единородного Сына, образами же прочих эонов – архангелы и ангелы получившие бытие от Демиурга. Посему, говорят, будучи творцом всего душевного и вещественного, он соделался Отцом и Богом сущего вне Плиромы…

Создавши мир, (Демиург) сотворил и перстного человека, взяв не от этой сухой земли, но от невидимой сущности, – от разлиянного и текучего вещества, и вдунул в него человека душевного… После всего он, говорят, обложил его кожаною ризою, а под нею они разумеют – эту чувственную плоть»[13]. Таково вкратце учение Валентина.

Святой Ириней, высмеивая этот дикий произвол фантазии, восклицает: «Увы, увы! и ох, ох! Ибо поистине уместны эти плачевные восклицания при такой дерзости в сочинении имен, какую он показал, без всякого стыда давая имена своему лганью. Ибо говоря: «есть некоторое, предшествующее всему, Первоначало недомыслимое, которое называю единичностью», и еще: «с сею единичностью соприсутствует сила, которую называю единством», очень ясно, он признался, что сказанное есть его собственный вымысел, и что он сам дал своему вымыслу имена, никем другим прежде недаванные. И ясно, что сам он осмелился сочинить такие имена, так что если бы он не явился на свет, то не было бы до сегодня имени для Истины. Но в таком случае ничто не препятствует и другому кому-либо для того же самого предмета назначить например, такие имена: есть некоторое Первоначало царственное, недомыслимое, сила, существующая прежде всякого существа, простирающаяся во всяком направлении. С нею соприсутствует сила, которую я называю Тыквою: с сею Тыквою соприсутствует сила, которую я называю Препустотою. Сия Тыква и Препустота, будучи одно, произвели – впрочем, не производя собственно чего-либо отдельного от себя – плод отовсюду видимый, съедомый и сладкий, каковой плод слово называет Огурцом. С сим Огурцом существует сила той же с ним сущности, которую я называю Дынею. Эти силы – Тыква, Препустота, Огурец и Дыня произвели остальное множество сумасбродных дынь Валентина. – Ибо если можно тот язык, который употребляется относительно вселенной, переделывать в роде первой Четверицы, и если кто-либо сам может назначать какие ему угодно имена, кто воспретит нам принять и эти имена, гораздо более других вероятные, как общеупотребительные и общеизвестные?»[14].

Не обходит святой Ириней и постыдные дела гностиков. Как раз в Лионе появился один из этих лжеучителей, некто Марк. В своей величайшей гордыне он утверждал следующее: «Четверица в виде женском… изложила ему исключительно одному приведение в бытие всего, чего не открывала никогда никому ни из богов, ни из людей». Изложив подробно его учение, святитель лионский заключает: «И вот какого вздора наговорила Четверица»[15].  Своими делами последователи Марка сделали много зла, они: «…ввели в обман и растлили много простоватых женщин. Они провозглашают себя совершенными, так что никто, ни – даже Павел или Петр или другой кто из апостолов, не может сравниться с ними по величию знания… будучи сожжены в совести своей»[16]. Вот что пишет о Марке французский патролог А. Амман: «Сей мыслитель злоупотреблял мистическими настроениями страстных жительниц Лиона. Под предлогом разжигания в них мистической искры ловкий соблазнитель позволял себе крайние вольности –  обольщенные им христианки либо возвращались в Церковь, исповедуя свои грехи, либо принуждены были укрываться от людских глаз с «плодом, который обрели в результате своей связи с гностиком»[17].

Святой Ириней Лионский разбирая множество течений гностицизма (Птолемея и Колорваса, Марка, Сатурнина н Василида, Карпократа, Керинфа, евионитов и николаитов, Кердона и Маркиона, Татиана, энкратитов и других),  указывает на противоречия их между собою и в сущности дела и в именах, что не удивительно при таком произволе их вымысла. Но у них было и одно общее, они считали, что душа одна получает спасение, ибо тело по природе тленно. Состояние Премудрости-Софии наполнилось страданиями. Душа мира  страдает в каждом человеке. Единственную возможность спасения для Души мира гностики видели в  познании  своего небесного происхождения и освобождении от уз материи. Для спасения Души мира на землю был послан один из высших эонов, Христос, который, соединившись с человеком Иисусом, открыл избранным тайну истинного познания. У гностика Василида конечная цель спасения – это полное растворение в Едином, «великое неведение» бессознательного, у гностика Валентина – полнота света и радости вернувшейся к Отцу Души. Материя и ее рабы исчезнут, останутся только «духовные». Именно гнозис, по их учению, и должен вести ко спасению.  При этом, в каждой гностической секте утверждалось, что только им известно подлинное, тайное учение Христа.

Происхождение вообще всех гностических ересей святой Ириней относит к Симону Волхву: «Симон самарянин есть тот волхв, о котором ученик и спутник апостолов Лука говорит: был некоторый муж, именем Симон, который прежде того волхвовал в этом городе и увлекал народ самарийский, выдавая себя за кого-то великого; ему внимали все, от малого до большого, говоря: он есть сила Божия великая. А смотрели на него потому, что он долгое время изумлял их своими волхвованиями (Деян. 8, 9–11). Этот Симон, который притворялся верующим, думая, что апостолы волшебством, а не силою Божьею совершали исцеления, и то, что они чрез возложение рук исполняли Духом Святым тех, которые чрез проповедуемого ими Иисуса Христа уверовали в Бога, приписывая некоему большему знанию волшебства, предлагал апостолам деньги для того, чтобы и самому получить эту силу – давать всякому по произволу Духа Святого; но на это ему Петр отвечал: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги. Нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое не право пред Богом. Ибо вижу тебя исполненного горькой желчи и в узах неправды (Деян.8:20–23). Но так как волхв не веровал в Бога, то он вступил в сильное соперничество с апостолами, чтобы и самому явиться славным, и с большею ревностью предался изучению всего искусства волхвования, так что множество людей приводил в изумление. Он жил при Клавдие Цезаре, который, говорят, почтил даже его за искусство волхвования статуей. Он также был почитаем многими за Бога и учил, что он есть тот самый, который между иудеями явился как Сын, в Самарии нисходил Отцом, к прочим же народам пришел как Дух Святый. Он есть высшая из всех сил, т. е. возвышенный над всем Отец, и позволял себе называться всяким титлом, с каким бы люди ни обращались к нему. Этот Симон самарянин, от которого произошли все ереси, образовал свою секту… мистические жрецы этой секты живут сладострастно и занимаются делами волхвования, как каждый из них может. Они употребляют заклинания и заговоры. Любят прибегать к средствам, возбуждающим любовь и влечение, к так называемым духам домашним (παρεδροι) и наводящим сон (ονεροπομποι)… Наконец, и имя они получили от основателя в высшей степени нечестивого учения, Симона, называясь симонианами; и от них получило свое начало лжеименное знание (γνωσις) (гносис – прим.), как это можно видеть из их положений.  Преемником его был Менандр, родом самарянин, который также достиг совершенства в искусстве магии»[18]. Это волхование, то есть служение бесам, передалось и другим гностикам.

Заершает Ириней Лионский обзор гностический ересей уже совершенно неприкрыто принявшими тьму за свет, отвергшимися от Христа каинитами, которые «…говорят, что Каин происходит от высшей силы, и Исава, Корея, Содомлян и всех таковых же признают своими родственниками, и поэтому они были гонимы Творцом, но ни один из них не потерпел вреда, ибо Премудрость взяла от них назад к себе самой свою собственность. И это, учат они, хорошо знал предатель Иуда, и так как он только знал истину, то и совершил тайну предания, и чрез него, говорят они, разрешено все земное и небесное. Они также выдают вымышленную историю такого рода, называя Евангелием Иуды»[19]. Все постыдное и до самой глубины греховное открыто становится ими примером для подражания. Но и другие гностики нисколько не стыдясь в случае гонений отрекались от Христа. Вот что пишет о них профессор В. В. Болотов, описывая их учение: «Первородный первоотца, первый эон Νους является в призрачном теле. Когда же иудеи вздумали распять его, то он посмеялся над ними и вместе с крестом передал Симону киринейскому и свой наружный вид, так что Симон был распят, а Νους (Христос – прим.) вознесся в плирому. В связи с этим теоретическим учением стояли, по Иринею, и нравственные воззрения василидиан. Во время гонений они отрекались и от иудейства и от христианства, считая мученичество из-за распятого по ошибке простого человека чистою нелепостью»[20]. Трудно найти большего извращения сознания и совести, чем представить Христа, по их учению, смеющимся во время одной из самых страшных и мучительных казней  –  распятия Симона киринейского.

Заканчивая обзор гностических ересей в первой книге, святой Ириней указывает опасность для Церкви этих тайных течений, называя их «лютым зверем». Или еще он пишет: «Таковы мнения тех, которыми было порождено от школы Валентина многоголовое чудовище, подобное Лернейской гидре»[21]. Поэтому Ириней Лионский в последующих книгах дает подробное опровержение учения гностиков и противопославляет им чистое неповрежденное учение Церкви.

Опровержение Иринеем Лионским гностических лжеучений

Первым и главным различием с сектантами, по Иринею Лионскому, являются источники вероучения.

Святой Ириней выдвигал два критерия правильности суждений об истине. Во-первых, он говорил о догматическом единстве четырех Евангелий, а во-вторых — о священном Предании, доступном и открытом для всех. Во времена Иринея новозаветный канон еще не был установлен. Тот факт, что он, руководствуясь собственным церковным «чутьем», ссылался именно на те Евангелия, которые впоследствии были признаны каноническими, следует отнести к области чудес. Учитывая, что он не располагал ни словарями, ни современными критическими методами, можно сказать, что его водителем был сам Дух Святой. Ириней отбросил все гностические Евангелия и объявил четыре книги - Евангелия от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна — авторитетным Писанием Церкви[22]. Св. Ириней, признавая единство и непрерывность истории спасения, выдвигает идею приспособляемости откровения к нуждам развивающегося человечества. Природа, Ветхий Завет и Евангелие не суть противоположности, а представляют собой лишь восходящие ступени одного и того же Откровения[23].

Вторым и основным критерием Истины у св. Иринея было именно Предание. Предание существовало и у гностиков, но у них оно носило частный, секретный характер. Именно против этого и возражал Ириней, утверждая, что Бог ничего не делает втайне, для отдельных избранных личностей, но искупает и спасает все человечество и через него весь тварный мир. Церковь и Предание для Иринея имеют универсальный вселенский характер: «Принявши это учение и эту веру. Церковь, хотя и рассеяна по всему миру, ... тщательно хранит их, как бы обитая в одном доме; одинаково верует этому, как бы имея одну душу и одно сердце; согласно проповедует это, учит и передает, как бы у ней были одни уста»[24]. Доказательство апостольского происхождения церковного Предания св. Ириней видит в его кафолическом характере и в апостольском преемстве епископов. Гностики не могли представить доказательств непрерывного сохранения у них апостольского Предания. У них не было официального органа, к которому можно было бы приурочить сохранение Предания. У Церкви такой орган существовал. Это — епископат, ряд преемственно следующих друг за другом епископов. При этом первый член этого ряда — первый епископ — мыслится наставленным в вере и поставленным в епископа одним из апостолов. Здесь прежде всего сам исторический факт непрерывного преемства от апостолов служит ручательством неповрежденности сохраняемого Предания.

Ириней так же учит о равном достоинстве апостолов. Маркион принимал только послания ап. Павла и Евангелие Луки, спутника Павла. Наоборот, эвиониты не признавали Павла апостолом, не пользовались его посланиями, хотя принимали Евангелие от Луки и Книгу Деяний. Против Маркиона Ириней ссылается на то, что сам Павел признавал авторитет других апостолов. Эвионитам он указывал на их непоследовательность, состоящую в том, что, не признавая апостола Павла апостолом, они принимают Евангелие от Луки и Книгу Деяний, источником которых была проповедь Павла. Итак, мы видим, что Ириней стремится определить состав канона, и это стремление преследует полемические цели: оно направлено против гностиков.

Гностики разделяли простое существо Бога, так что каждое свойство Божества олицетворялось в отдельном существе — эоне. Полемизируя против гностического разделения Божественного Существа, святой Ириней старается осветить момент единства Отца и Сына. Единый Бог создал через Сына и Духа как бы двумя руками все, в том числе человека: «Человек есть соединение души и плоти: он создан по подобию Божию и образовав Его руками, т. е. чрез Сына и Духа Святого»[25].

Здесь мы подошли еще к одному важному отличию христианства от гностиков. В противоположность гностикам, понимавшим спасение в смысле расторжения насильственно связанных враждебных элементов — духа и плоти, святой Ириней настаивает на спасении целого человека, по душе и по телу, и подробно доказывает догмат воскресения мертвых.

Участие в Евхаристии Ириней считает неоспоримым доказательством неправоты гностиков, отрицательно относившихся к телу и ко всему материальному вообще. Для них, приемлющих лишь духовное, совершение Евхаристии было пустой тратой времени. Для Иринея через Евхаристию,  не только человек, но и все творение воссоединяется со своим Творцом и Спасителем[26]. «И как виноградное дерево, посаженное в землю, приносит плод в свое время, или пшеничное зерно, упавшее в землю и истлевшее, во многом числе восстает чрез Дух Божий, все содержащий, а это потом по премудрости Божией идет на пользу человека, и принимая слово Божие становится Евхаристиею, которое есть тело и кровь Христова; так и питаемые от нее тела наши, погребенные в земле и разложившиеся в ней, в свое время восстанут, так как Слово Божие дарует им воскресение»[27]. Здесь и обличение многих нынешних еретиков, которые отрицают, что хлеб и вино превращаются, пресуществлятся, или, что то же самое, прелагаются в истинные Тело и Кровь Христову – «становятся Евхаристиею». Конечно, наше время не исключение. Так же, как и в древности, диавол воинствует против Церкви, снова рассевая плевелы лжеучений, в том числе гностических.

Гностицизм в наше время

Отголоски гностицизма слышатся и в настоящее время, даже среди православных богословов, так же как и древние гностики, предающихся фантастическим философским идеям, пытающихся совместить их с христианством, совершенно забыв страх Божий.  Начало премудрости - бояться Бога (Прем. 1, 15), поэтому,  называя себя мудрыми, обезумели (Рим. 1, 22). Например, философ Владимир Соловьев (он называл Валентина одним из гениальнейших мыслителей всех времен[28]), священники Павел Флоренский и Сергий Булгаков, хотя и не были дуалистами, но, так же как и в гностических системах, выделили Премудрость Божию в самостоятельное существо, имеющее женское начало. Софию они связывали то с Христом, то с «душой мира» (тоже гностическое понятие), с «идеальным вечным всечеловечеством», с Богоматерью, с «ангелом-хранителем мира». Имеет их София и совершенно иной, духовно сомнительный, аспект – Вечной Женственности[29].  Дальше всех пошел протоиерей Сергий Булгаков. Вот что он пишет: «Но в действительности между Богом и тварью есть это посредство — tertium datur, и это tertium есть София, Сущая Премудрость Божия, вечная и тварная»[30]. Святые отцы называют Христа, Божию силу и Божию премудрость (1 Кор. 1, 24). Симеон Метафраст в молитвах ко святому причащению молится: «Христе Иисусе, Премудросте Божия, и Мире, и Сило»[31]. Так же считают подавляющее число святых отцов и Соборы. Сам же Ириней Лионский считал Премудростью Святой Дух: «Премудрость, т. е. Дух, была у Него прежде всякого создания»[32]. Поэтому, конечно, Премудрость, София – не четвертая ипостась и уж никак не отдельное от Бога существо, имеющее женское начало (Эон), по еретическому учению этих «софистов», так же как и гностиков. И Церковь снова однозначно высказала свое отношение к таким философствованиям.  Несмотря на тяжелые времена гонений, Собор прилучившихся епископов, составлявших  практически весь епископат РПЦ, находящийся на свободе 25 августа 1935 года, осудил эту ересь протоиерея Сергия Булгакова вместе с другими его лжеучениями (в том числе и апокатастасис). Так же поступил и Собор РПЦЗ 1935 года[33].

Заключение

Святитель Ириней Лионский внес неоценимый вклад в защиту Церкви от ересей, оставив нам драгоценный памятник своего богословия, по которому мы можем полнее узнать о жизни древней Церкви и который на многие столетия вперед и даже в наше время, является твердым основанием для защиты Православия от лжеименного знания.

иерей Николай Баринов, 2012 г.

(Эта статья была представлена как письменная работа в МДА в 2012 г)



[1] Гностики. Богослов.ru  Научный богословский портал. http://www.bogoslov.ru/text/192542.html

[2] Гностики. Богослов.ru  Научный богословский портал. http://www.bogoslov.ru/text/192542.html

[3] Попов И. В. Патрология. Отдел третий. Противогностическая литература.

http://www.portal-slovo.ru/theology/37829.php

[4] Иерей Василий Писцов. Гностические секты в изображении св. Иринея Лионского

http://www.pravostok.ru/blog/gnosticheskie-sekti-v-izobrajenii-sv-irineya-lionskogo/

[5] Попов И. В. Патрология. Отдел третий. Противогностическая литература.

http://www.portal-slovo.ru/theology/37829.php

[6] Попов И. В. Патрология. Отдел третий. Противогностическая литература.

http://www.portal-slovo.ru/theology/37829.php

[7] Протопресвитер Иоанн Мейендорф.  Введение в святоотеческое богословие. Часть I. Глава 2. Борьба с гностицизмом. Св. Ириней Лионский

http://aleteia.narod.ru/inquisitio/meyend1/02.html

[8] Протопресвитер Иоанн Мейендорф.  Введение в святоотеческое богословие. Часть I. Глава 2. Борьба с гностицизмом. Св. Ириней Лионский

http://aleteia.narod.ru/inquisitio/meyend1/02.html

[9] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава I. Учение Валентиниан об Эонах. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[10] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава I. Учение Валентиниан об Эонах. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[11] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава II. Неудача Премудрости. Произведение Христа и Святого Духа. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[12] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава IV. Ахамоф и происхождение видимого мира. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[13] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава V. Образование Демиурга. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[14] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава XI. Мнения Валентина и разногласие с ним учеников его. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[15] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Гипотезы Марка и других относительно букв и слогов. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[16] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава ХIII. Обманчивые и нечестивые действия Марка. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[17] А. Амман. Путь отцов. Краткое введение в патристику. Ириней лионский.

http://www.agnuz.info/tl_files/library/books/Put_otcov/page05.htm

[18] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава ХХIII. Учение Симона волхва и Менандра. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[19] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава XXXI. Учение каинитов. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[20] Болотов В.В.  Лекции по истории древней Церкви. III. Борьба Христианства с языческой мыслью в форме гносиса. 3. Важнейшие гностические системы

Василид  http://apologia.narod.ru/history/bolotov/bol_his_u_5_2.htm

[21] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 1. Глава XXX. Учение офитов. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[22] Протопресвитер Иоанн Мейендорф.  Введение в святоотеческое богословие. Часть I. Глава 2. Борьба с гностицизмом. Св. Ириней Лионский

http://aleteia.narod.ru/inquisitio/meyend1/02.html

[23] Попов И. В. Патрология. Отдел третий. Противогностическая литература.

http://www.portal-slovo.ru/theology/37829.php

[24] Протопресвитер Иоанн Мейендорф.  Введение в святоотеческое богословие. Часть I. Глава 2. Борьба с гностицизмом. Св. Ириней Лионский

http://aleteia.narod.ru/inquisitio/meyend1/02.html

[25] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 4. Предисловие http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_1

[26] Протопресвитер Иоанн Мейендорф.  Введение в святоотеческое богословие. Часть I. Глава 2. Борьба с гностицизмом. Св. Ириней Лионский

http://aleteia.narod.ru/inquisitio/meyend1/02.html

[27] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 5. Глава II. Христос, посетив нас Своею благодатью, пришел не в чужое и даровал плоти нашей участие в спасении http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_5

[28] Владимир  Соловьев. Валентин и валентинеане.

http://www.magister.msk.ru/library/be/v/va0001.htm

[29] Владимир  Соловьев. Чтения о Богочеловечестве (особенно, начиная с седьмого "чтения"); "Россия и Вселенская Церковь", Брюссель, 1969 г., с. 295-304; "Смысл любви" и ряд других философских и поэтических его сочинений. // Н. Тютяева. София - женское начало мироздания. http://www.9355.ru/lessons/contentnp/0108n.html

[30] Определение Архиерейского Собора РПЦЗ от 17/30 октября 1935 г. о новом учении протоиерея Сергия Булгакова о Софии.

http://antimodern.wordpress.com/2011/04/11/sophiology/

[31] Православный молитвослов на каждый день и час с месяцевловом. М., 2001 – С.98

[32] Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). Книга 4 Глава ХХ. http://agios.org.ua/wiki/index.php/Ириней_Лионский._Обличение_и_опровержение_лжеименного_знания_(Против_ересей)._Книга_4

[33] Священник Николай Баринов. О «единоличном» мнении митрополита Сергия (Страгородского) об апокатастасисе. http://www.omiliya.ru/o-edinilichnom-mnenii-mitropolita-sergiya

 

Поиск