Непослушание эконома

E-mail Печать PDF

В Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне находится захоронение, где погребен инок, не пожелавший простить своего игумена. От его могилы как бы ис­шел столб черного дыма, закоптивший стену. Эта копоть на стене сохраняется на протяжении многих десятилетий. Игумен Пантелеимонова монастыря вынужМогила эконома. Черный столбден был надолго отлучиться с Афона по монастырским делам. Перед отъездом он поручил управление эконому — ему пред­стояло, помимо дел управления монастыря, отстроить больничный корпус, который игумен благословил возвести внутри монастырских стен. Когда игумен уехал, эконом решил, что более целесообразно строить корпус не внутри монастыря, а снаружи, у са­мого берега моря. В короткий срок было построено пятиэтажное здание внушительных размеров. Его высота сопоставима с современным восьмиэтажным домом. Начиная со второго этажа и выше, весь корпус опоясывают просторные галереи на металличе­ских столбах. Аналогичных построек не было и нет ни в одном другом афонском мо­настыре. Паломников до сих пор поражают высокие потолки в больших и светлых ке­льях, широкие коридоры, наличие водопровода и канализации в здании, построенном еще в начале XX века!

Эконом истратил на постройку много денег из своего личного состояния. Однако строил он все-таки вопреки благословению игумена, по своей воле, решив, что место, которое он выбрал, удобнее.

Вернувшись в монастырь, игумен укорил эконома за то, что он нарушил игумен­ское благословение, возведя больничный корпус снаружи, далеко от стены, да еще так близко к морю. «Как же ты, будучи монахом, мог поступить столь нечестиво? Какой пример непослушания преподал всей братии!» — сказал игумен. Эконом, ожидая, ве­роятно, похвал, был смертельно уязвлен справедливым укором. Разгневавшись, он вышел вон, братии заявил, что никогда не простит игумена. И сколько ни пытались братия их помирить — эконом не желал даже слышать об этом.

Когда настоятель был уже глубоким старцем, заболел и понял, что приближается к смерти, то жалко стало ему эконома, и грустно, что его духовный сын питает к своему старцу столь сильную злобу, что не желает даже примириться. И он несколько раз без­успешно посылал к нему братию с просьбой о своем прощении, но так его и не получил.

Спустя время игумен скончался. Вскоре вслед за игуменом преставился и эконом. Прошло время, и на стене Успенского храма, где был погребен эконом, монахи обна­ружили страшное черное пятно: широкая полоса, подобная копоти, как бы повторила размеры могилы эконома.

По благословению нового игумена могила эконома была открыта. Останки его были черны и источали страшное зловоние.

Афонская традиция открывать могилы иноков через три года после погребения имеет древние корни. Согласно этому обычаю, останки монахов выкапывают и ос­матривают. Если кости белого цвета, чистые, значит, умерший монах угодил Богу. Если кости желтые, значит, он сверх того, был еще и подвижником высокой духовной жизни. Если же тело осталось нетленным, а от мощей струится благо­ухание — это, без сомнения, святой человек. Бывают, однако, случаи, когда, вскрыв могилу, тело находят нетленным, но совершенно черным, издающим невыносимое зловоние. Многовековое предание говорит о том, что в этом случае монах умер, не покаяв­шись в тяжелых грехах и участь его в аду.

Источник: Торжество Православной веры. Ч.3 М., 2011 – С.95

 

Поиск